Искатели Бога

crest, блог открыт для всех 24 июня 2014 +11 RSS-лента

ПУСТЫЕ ЖИТНИЦЫ.

ПУСТЫЕ ЖИТНИЦЫ. Томми Тинни

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Крошки на полу и пустые полки
Важнейшее - Божье присутствие - было утрачено в современной церкви. Мы стали похожи на хлебную лавку, которая, хотя и открыта, но пуста. И, что еще хуже, нам не хочется продавать хлеб. Мы просто слоняемся мимо холодный печей и пустых полок. У меня даже возникает вопрос: знаем ли мы вообще, есть ли здесь Бог, или Его нет, и если Он рядом, что Он делает? И где именно Он находится? Или мы просто слишком заняты тем, что выметаем воображаемые крошки из нашей пустой хлебной лавки?
Узнаем ли мы час Его посещения?
Однажды Иисус сел на осленка и совершил то, что мы называем торжественным въездом в Иерусалим. Возможно, Его путь через город пролегал мимо входа в храм. Думаю, что фарисеи были раздосадованы торжественным шествием, описанным в 12-ой главе Евангелия от Иоанна, по той причине, что оно нарушило порядок проведения их храмовых богослужений.
Я как будто слышу их ропот: "Что все это значит? Как вы посмели потревожить первосвященника? Разве вы не знаете, чем мы заняты? В храме проходит очень важное молитвенное собрание. Вы хоть знаете, о чем мы молимся? Мы молимся о пришествии Мессии! А вы посмели устроить тут это шумное шествие и побеспокоить нас! Кто вождь этой неуправляемой толпы?"
О, вы видели этого парня на осленке?
Они пропустили час своего посещения. Он был в городе, и они этого не знали. Мессия проходил прямо мимо их двери, и в это время они молились о Нем внутри. Проблема заключалась в том, что Он пришел к ним не так, как они ожидали. Они Его не узнали. Приди Иисус верхом на встающем на дыбы белом скакуне или на золотой царской колеснице с чередой воинов, шествующих перед ней, фарисеи и священники бы сказали: "Это, должно быть, Он". К сожалению, для них важнее было, чтобы Мессия сбросил с них ярмо римского владычества, чем освободил их от духовного ярма, ставшего проклятием для их земли и народа.
Бог собирается прорваться в Америку, даже если Ему придется пройти мимо переполненных церквей и явить Себя в пивном баре! Мы должны быть мудрыми и помнить, что Он мог пренебречь религиозной элитой, ради того чтобы пойти обедать с бедняками, богохульниками и блудницами. Западная церковь, и в частности американская церковь, распространяет свои евангелизационные программы по всему миру, но пришло время нам понять, что наши программы не приносят плода. Что нам на самом деле нужно, так это Его присутствие. Нам нужно решить для себя, что откуда бы это ни приходило и чего бы это ни требовало, мы должны быть с Господом. И Он хочет прийти, но в определенный Им, а не нами, срок. Пока этого не случится, в церкви будет недоставать страха и трепета пред Богом.
Мы можем находиться внутри, молясь о Его приходе, а в это время снаружи Он проходит мимо нас. Но гораздо хуже то, что те, кто внутри храма, пропускают час Его посещения, а те, кто снаружи - идут за Ним!

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


В голодное время хлеб на вес золота
В те дни, когда управляли судьи, случился голод на земле. И пошел один человек из Вифлеема Иудейского, со своею женою и двумя сыновьями своими, жить на полях Моавитских. Имя человека того Елимелех, имя жены его Ноеминь, а имя двух сыновей его Махлон и Хилеон; они были Ефрафяне из Вифлеема Иудейского (Полное название города - Вифлеем-Иуда. Слово "Иуда" указывает на землю, населенную людьми из колена Иудина.). И пришли они на поля Моавитские, и остались там. И умер Елимелех, муж Ноемини, и осталась она с двумя сыновьями своими. Они взяли себе жен из Моавитянок; имя одной Орфа, а имя другой Руфь; и жили там около десяти лет. Но потом оба счына ее, Махлон и Хилеон, умерли; и осталась та женщина после обоих своих сыновей и после мужа своего. И встала она со снохами своими, и пошла обратно с полей Моавитсяких; ибо услышала на полях Моавитских, что Бог посетил народ Своей и дал им хлеб. (Руфь 1:1 - 6)
Люди оставляют житницы по единственной причине
Ноеминь с мужем и сыновьями оставила дом и отправилась в Моав, потому что в Вифлееме был голод Задумайтесь над буквальным значением названия родного города Ноемини: Вифлеем в переводе с еврейского означает "житницы". Они оставили "житницы", потому что в них не было хлеба. Легко объяснить причину, по которой люди покидают церкви - там нет хлеба. Хлеб был частью храмовых обрядов, подтверждением Божьего присутствия (хлеб предложения). В истории еврейского народа именно хлеб всегда свидетельствовал о присутствии Божьем. Хлеб, а именно хлебы предложения, были неотъемлемой частью Святого-Святых: "И стол хлебов предложения накроют одеждою из голубой шерсти, и поставят на нем блюда, тарелки, чаши и кружки для возлияния, и хлеб его всегдашний должен быть на нем" (Чис. 4:7). Еврейское слово, переведенное как "хлебы предложения", можно истолковать как "хлебы явления Божьего", или "хлеб Божьего лица". Это был священный символ Самого Бога.
Ноеминь и ее семья немного похожи на людей, которые сегодня уходят из церквей или всячески их сторонятся. Они оставляют это голодное место и отправляются куда-нибудь еще в поисках хлеба. Я могу объяснить вам, почему люди толпами бегут в бары, клубы и к разного рода экстрасенсам. Они просто пытаются не погибнуть, выжить после того, как церковь обманула их надежды. Они искали пищи сами, или искали их родители и друзья, но их духовная чаша оставалась пустой. Кладовая была пуста, пусты полки, на которых не было ничего, кроме кучи рецептов приготовления хлеба. Однако печи оставались холодными и пыльными.
Мы так старались сделать вид, что есть хлеб в наших житницах! Мы заявляли об этом и настойчиво утверждали это. Но когда в церковь приходят голодные, то все, что они могут сделать - это поскрести пол в поисках крошек вчерашнего пробуждения. Мы произносим пышные речи о том, где Бог был и что Он совершил, но совсем немного можем рассказать о том, что Он делает среди нас сегодня. Но это не Божий просчет, а наш собственный. Мы располагаем только крохами того, что некогда имела церковь, остатком увядающей славы. К сожалению, мы держим это в секрете, подобно Моисею, закрывающему свое лицо, когда на нем мерк свет Божьей славы (см. 2 Кор. 3:13). Мы стремимся замаскировать собственную пустоту подобно священникам, живущим в дни Иисуса Христа, которые держали закрытой храмовую завесу, хотя за ней уже не было никакого ковчега завета.
Возможно, Богу придется разорвать завесу нашей плоти, чтобы показать нашу (т.е. церкви) внутреннюю пустоту. А сами мы не снимаем эту завесу из-за гордости. Мы отрицаем сегодняшнюю славу Божьего Сына, сохраняя традицию храма, рассказывающую об Иисусе как о прошлом. Религиозные духи во времена Иисуса не хотели, чтобы простые люди осознали, что за храмовой завесой не осталось уже Божьей славы. Иисус был для них угрозой разоблачения. Религиозные духи будут говорить вам только о том, где был Бог., но никогда не скажут вам, где Его найти сегодня!
Поэтому человек, который действительно живет в Божьем присутствии, никогда не будет в милости у тех, кто только говорит о прошлом, даже связанном с Господом. Такой человек может попасть в положение слепорожденного, исцеленного Иисусом, который говорил: "Одно я знаю, что я был слеп, а теперь вижу!" (Ин. 9:25). Если мы сможем привести людей туда, где Бог являет Свое присутствие, все ложные карточные домики богословия рухнут в один миг.
Но все-таки нас удивляет, почему людям так трудно осознать свои грехи и покаяться, когда они приходят на наши собрания или в места поклонения. "Куда делся Божий страх?" - вопрошаем мы. Люди не ощущают Божьего присутствия на собраниях, потому что его там слишком мало. Это создает очередную проблему. Если в наших действиях мало Божьего и много своего, то это похоже на прививку против истинного Божьего присутствия. Однажды им прививают крупицу Божьего присутствия, и потом, когда мы говорим: "Бог воистину на этом месте", - они отвечают: "Нет, я уже был однажды здесь, и мне говорили то же самое, но я не нашел там Бога. Это действительно не для меня". Проблема в том, что Бог был там, просто Его присутствия там было недостаточно! Человек не пережил встречи с Ним, как Павел на дороге в Дамаск. Он не ощутил неоспоримого могучего присутствия Божьего.
Снова и снова приходя в Житницы, люди видят, что там слишком много человеческого и слишком мало Бога. Всемогущий трудится над тем, чтобы восстановить Свое могучее и явное присутствие в нашей жизни и на месте поклонения Ему. Снова и снова мы говорим о Божьей славе, покрывающей землю, но как она может течь по улицам наших городов, когда она не течет даже по проходам наших церквей? Этот поток должен начинаться в конкретном месте, он не может просто начаться где угодно. Источник должен быть прямо здесь, в храме, как говорил Иезекииль: "…и вода текла из-под правого бока храма…" (Иез. 47:1).
Если Божья слава не течет по проходам церкви из-за духов обольщения и обмана, то Бог придет в другое место, как Он сделал это во дни, когда Иисус проезжал верхом на осле мимо "житниц" (храма) в Иерусалиме. Если нет хлеба в житницах, то я не сужу голодных за то, что они не идут туда! И никогда не буду судить!
Слухи о хлебе достигают Моавитских полей
Когда Вифлеем - житницы - опустел, люди были вынуждены идти в другое место в поисках хлеба жизни. Но они столкнулись с трудностью: в этом мире не было ничего, что могло бы заменить житницы. Ноеминь обнаружила, что Моав был ужасным местом. В этой земле ваши сыновья могут умереть раньше времени. Моав лишит вас вашего спутника жизни. Моав может отнять у вас жизненные силы. Все, с чем осталась Ноеминь в земле Моав, - это две ее снохи, которых она знала только 10 лет. У нее не было ничего, кроме мрачного и зловещего будущего. Поэтому она сказала снохам: "Можете не идти за мной. У меня больше нет сыновей, чтобы дать вам в мужья". Но еще добавила: "До меня дошел слух, что Бог посетил народ Свой и дал им хлеб…" (см. Руф. 1:6).
Существует информационная "лоза", которая вьется, проходя через каждое селение, деревню и город на земле. Она тянется по океанским побережьям и через горные хребты в каждое местечко, где только могут жить люди. Это --лоза жаждущих. Если хотя бы до одного из них дойдет слух о том, что в Житницах снова появился хлеб, эти новости распространятся со скоростью света, подобно тому, как бежит электрический импульс по проводу. Новости о хлебе разнесутся от дома к дому, от одно места к другому сами. Вам не придется думать об их рекламе по телевидению или содействовать их распространению иным способом, принятым в мире. Жаждущему надо только услышать. Внезапно люди услышат:
Нет, это не обман! В это трудно поверить, но на этот раз это не выдумка и не фальсификация. Это не просто тонкий ручеек, это не просто крохи с полах Это - настоящий хлеб, который снова есть в Житницах! Бог вернулся в Церковь!
Когда это случится, в здании церкви не хватит места для желающих, даже если мы будем проводить несколько собраний в сутки. Как мы можем приблизить это время? Единственный способ - вернуть хлеб в житницы!
Удовлетворенные крохами с пола
Бог может дать гораздо больше, чем мы когда-либо могли себе представить, но мы так привыкли довольствоваться тем, где мы находимся и что у нас есть, что даже не стремимся получить от Бога ничего лучшего. Да, Бог движется среди нас и действует в нашей жизни, но мы довольствуемся тем, что соскребаем с пола, вместо того чтобы брать пышные горячие буханки хлеба, которые Бог выпекает для нас в небесных печах! Сегодня Он накрыл прекрасный стол и зовет Церковь: "Приходит и вечеряй со Мной".
Мы пренебрегаем Божьими призывами, а вместо этого ведем тщательный учет своим засохшим крошкам вчерашнего хлеба. А в это время миллионы людей умирают от голода за стенами нашей церкви. Они по горло сыты всеми программами самопомощи и саморазвития, которые только придумал человек. Они умирают от жажды по Нему, а не жаждут историй о Нем. Они хотят настоящей пищи, а мы предлагаем им изодранное в клочья меню продуктов, которые мы тщательно храним в пластиковой вакуумной упаковке, чтобы хоть как-то сохранить выцветший образ того, что некогда утоляло отчаянную жажду людей. Вот почему встречаются высокообразованные мужчины и женщины, которые носят на шее кристаллы и надеются с их помощью войти в контакт с чем-то, находящимся за пределами их самих и их унылого существования. Богатые и бедные одинаково устремляются на многообещающие семинары о внутреннем свете и внутреннем мире, доверчиво проглатывая несколько кусков невероятных отбросов, выдаваемых за новейшее откровение из иного мира.
Как такое возможно? Церкви должно быть стыдно видеть, как множество страдающих и ищущих людей обращаются к экстрасенсам, астрологам и спиритам в поисках надежды и водительства для своей жизни! Люди испытывают такую жажду, что выбрасывают миллионы долларов на работающую круглые сутки индустрию оккультизма, в которой правят предсказатели-фальсификаторы. (Даже подлинные медиумы и посредники, которые действительно могут обращаться к темному миру оккультизма и сатанинским духам, встречаются среди них редко.) Люди так отчаянно нуждаются в надежде, что готовы принять записку в консервной банке, купленную у торгаша, за духовное откровение. О, как велика духовная жажда в этом мире! Есть только одна причина, по которой люди стремятся получить нечто потустороннее. Они не знают, где находится то истинное, что они ищут. Сегодня мы виноваты в их невежестве! Сейчас, как никогда, пришло время церкви, которая знает, что такое Божье присутствие, восторжествовать.
Сейчас я повторю поразительное откровение, которое Бог вложил в мой дух:
…В большинстве церквей так же мало Божьего присутствия, как и в большинстве баров.
Неудивительно, что ни у грешников, ни у святых не побуждения поклоняться Богу в церкви. Они не чувствуют присутствия чего-либо или кого-либо достойного поклонения.
С другой стороны, если церковь станет тем, чем она должна и может быть, то нам придется прикладывать большие усилия, чтобы удовлетворить спрос на хлеб в доме. И когда люди будут входит в наши житницы, нам не нужно будет напоминать им: "Склонитесь в молитве". Они будут падать ниц перед нашим святым Богом без единого слова напоминания. Даже неверующий будет инстинктивно осознавать, что Бог пребывает в доме (см. 1 Кор. 14:25).
Если бы церковь всегда пребывала в Божьем присутствии, то множество людей приходило бы на служения и даже звонило бы по телефону, чтобы услышать слово от Господа. Возможно, не хватало бы верующих, чтобы отвечать на телефонные звонки. Почему я так говорю? Потому что если люди платят огромные деньги экстрасенсам, то они жаждут облегчения жизненных страданий, они действительно ищут прикосновения Божьего. Они просто не знают, куда им ее пойти. Царь Саул - приме заблудшего и отчаявшегося человека, оторванного от Бога. Когда он не смог достичь Бога, то сказал: "Тогда я найду себе волшебницу и спрошу у нее. Кого угодно! Я должен получить слово знания, даже если мне придется тайком пробраться через запертую дверь. Я должен получить доступ в духовную сферу" (см. 1 Цар. 28:7).
С этим связана еще одна проблема. Иисус осуждал религиозных вождей своего времени: "Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что затворяете Царство Небесное человекам; ибо сами не входите и хотящих войти не допускаете" (Мф. 23:13). Плохо, когда вы сами не хотите войти, но вы вдвойне гневаете Бога, когда стоите у дверей и отказываетесь впускать других! Из-за нашего невежества в духовных вопросах и отсутствия духовной жажды мы, образно говоря, стоим в дверном проеме и мешаем погибающим и жаждущим входить внутрь. Об этом свидетельствуют наши действия. У нас просят горячего хлеба, а мы предлагаем засушенные крошки, подобранные с грязного пола человеческих традиций. Многие поколения остаются голодными и бездомными. Им некуда идти, кроме Моавитских полей. Их жестокий хозяин берет непосильный налог с их жизней, семей и детей, поэтому они все больше утомляются.
Сегодня понемногу начинает разноситься слух, что в Божьем доме снова появился хлеб. Нынешнее поколение, подобно Руфи (прообраз неспасенных людей, не посещающих церковь), готово робко присоединиться к Ноемини (прообраз блудной дочери) и сказать: "Если ты на самом деле слышала, что там появился хлеб, тогда я пойду с тобой. "…Куда ты пойдешь, туда и я пойду, и где ты жить будешь, там и я буду жить; народ твой будет моим народом, и твой Бог будет моим Богом" (Руф. 1:16). Если… на самом деле есть хлеб. Репутация Вифлеема (житницы) оказалась настолько испорченной, что Орфа не пошла с Ноеминью А сколько еще людей, подобно ей, не пойдут, потому что обман и лицемерие церкви изнурили их? Они не смогут отправиться в путь.
Знаете, что побудит человека туту же войти в тело поместной церкви и занять в ней место, предназначенное Богом? Это произойдет, когда люди в церкви вкусят хлеба Божьего присутствия. Когда Руфь услышала, что хлеб снова появился в Вифлееме, она оставила свои печали и пошла в Житницы.
Что же случилось с хлебом?
Дверь по-прежнему открыта. Мы по-прежнему приводим людей в наши церкви, чтобы показать им печи, в которых мы когда-то выпекали хлеб. Печи остались на месте, и там есть все, что нужно для выпечки, но все, что вы можете найти рядом, - это крохи от прологоднего посещения от последней великой волны пробуждения, о которой нам рассказывали наши предшественники. Сегодня же мы можем только изучать то, что мы сами надеемся однажды пережить. Я сам постоянно читаю о пробуждениях, и недавно Бог объяснил мне: "Сын, ты читаешь об этом потому, что в твоей жизни еще не было переживания, о котором бы ты мог написать".
Мне уже наскучило только читать о том, как Бог посещал Свой народ в прошлом. Я хочу, чтобы когда-нибудь в моей жизни Бог осуществил духовный прорыв, чтобы в будущем мои дети могли сказать: "Я был там. Я знаю: это правда". У Бога нет внуков. Каждое поколение должно лично пережить Его присутствие. Воспоминания о прошлом посещении свыше никогда не заменять переживания посещения.
Побочные продукты житниц
Когда в церкви снова появляется хлеб Божьего присутствия, происходит вот что. Ноеминь была блудной дочерью, оставившей житницы, когда они опустели. Но как только она услышала, что Бог вернул хлеб в Ввифлеем (житницы), она немедленно вернулась. Блудные дочери и сыновья вернутся назад в Вифлеем с Моавитских полей, как только они узнают, что в доме появился хлеб. И они придут не одни. Ноеминь вернулась к хлебным закромам вместе с Руфью, которая там никогда не была прежде. К нам придут неспасенные. Благодаря тому, что Руфь пошла в Вифлеем, она стала частью мессианской родословной Иисуса Христа. Она вышла замуж за Вооза и родила ему сына по имени Овед, который стал Отцом Ессея, отца Давида (см. Руф. 4:17 - 22). Царская награда ждет в будущем духовно жаждущих и поступающих в соответствии с жаждой.
Пробуждение, которое мы наблюдаем сегодня, это, по сути, возрождение, воодушевление церковью уже спасенных людей. Но следующая волна истинного пробуждения принесет с собой в Житницы неверующих - людей, которые ни разу в жизни еще не переступали порог церкви. Когда они услышат, что в закромах действительно появился хлеб, они потоком устремятся в наши двери, почуяв аромат горячего хлеба, идущий из небесных печей!
Часто мы настолько наполнены и удовлетворены чем-то другим, что настаиваем на том, чтобы и дальше скудно питаться крохами прошлого. Мы довольны нашей музыкой. Мы удовлетворены собраниями, на которых призываем люде к покаянию. Но пришло время некоторым из нас испытать то, что я вежливо называю "святой неудовлетворенностью". Могу ли я, говоря это, не быть осуждаемым? Меня не устраивает такое положение вещей. Я имею в виду, что даже если я участвовал в чем-либо, что некоторые называют пробуждением века, я все равно не доволен. Почему? Потому что я знаю, что еще может произойти. Я могу достичь Его. Я знаю, что есть нечто гораздо большее, чем все, что вы видели и на что мы сегодня надеемся, и это стало моим святым и сокровенным желанием. Я жажду Бога. Я хочу больше Божьего в своей жизни.
Путь - смирение
Замысел сатаны состоит в том, чтобы настолько наполнить нас тщетой и суетой, дабы мы не жаждали Бога, и это ему удавалось веками. Дьявол приучил нас жить стремлением к земным благам, но довел до нищеты духовной, чтобы мы могли удовлетворяться даже крохами Божьего присутствия. Но уже есть те, кому не довольно этих крох. Они жаждут Его, и ничто иное их не удовлетворит. Целую буханку! Их больше не удовлетворяют и не интересуют подделки. Им нужно только настоящее. Большинство всю жизнь наполняло души отбросами, подделками и плотскими развлечениями. Поэтому теперь мы не знаем, что значит быть по-настоящему голодным.
Вы когда-нибудь видели голодных людей? Я имею в виду очень голодных людей. Если бы вы смогли съездить со мной в миссионерское путешествие по Эфиопии или поездить по другим голодным краям, то вы бы знали, что происходит, когда мешки с рисом выносят к очень голодным людям. Они налетают на них отовсюду в считанные мгновения. Большинство из нас ест перед тем как пойти на служение в церковь, поэтому вид буханки на алтаре в церкви не вызывает у нас особых чувств. Но когда Бог однажды утром повелел мне проповедовать о хлебе, Он также добавил: "Сын, если бы годными были их тела, они бы поступали по-другому". (Интересно, что один служитель в то утро испытал желание испечь хлеб, а пастор захотел возложить его на алтарь!) В тот день родилась священная жажда по хлебу Божьего присутствия. Благодаря этому хлебу началось исцеление, восстановление и появилась жажда духовного пробуждения по всему миру.
Библия говорит, что "Царство Небесное силою берется" (см. Мф. 11:12). Если вдуматься, это не похоже на нас, не правда ли? Мы стали настолько религиозными, что выработали собственные нормы благоразумного поведения и этикета. Поскольку мы не хотим меняться основательно, мы выстраиваем все стулья в церкви в красивые ряды и ожидаем, что наши служения будут соответствовать этой ровно выстроенной линии. Нам нужно так отчаянно возжаждать Его, чтобы мы буквально забылись! Наиболее наглядное различие между поклонением по какому-либо церковному канону и "харизматическим" поклонением состоит в том, что одно читают по писаному, а другое заучено наизусть. И часто заранее известно, когда "Бог" будет говорить пророчески!
Каждый человек, описанный в Новом Завете, получал что-то от Бога, когда забывался. Я говорю не о нахальстве ради нахальства. Я говорю о дерзости, порожденной отчаянием! Что вы скажете об отчаявшейся женщине, страдающей неизлечимыми кровотечениями, которая плечами и локтями прокладывала себе путь в толпе людей, пока она не смогла, наконец, прикоснуться к краю одежды Господа? (см. Мф. 9:20 - 22). А как же дерзкая женщина-хананеянка, умоляющая Иисуса избавить ее бесноватую дочь? (см. Мф. 15:22 - 28). Даже когда Иисус оскорбил ее словами: "…не хорошо взять хлеб у детей и бросить псам" (Мф. 15:26), - она не отступилась от своего. Она была настолько дерзкой, резкой и настойчивой(или, может быть, она просто так отчаянно нуждалась в хлебе), что ответила ему: "…так Господи! Но и псы едят крохи, которые падают со стола господ их" (Мф. 15:27).
С другой стороны, большинство из нас подходит к служителям со словами: "О, пастор, не будете ли вы так любезны, помолитесь за меня и благословите меня". Если же ничего не происходит, мы пожимаем плечами и говорим: "Ну, ладно, пойду поем или отдохну", либо "Отправлюсь-ка я домой и умилостивлю своего внутреннего человека материальной пищей и развлечениями".
Откровенно говоря, я надеюсь, что Бог хранит мужей и жен в Своей церкви, побуждает их стать безумно жаждущими хлеба Его присутствия и не дает им остыть. Стоит этому однажды произойти, и им больше не захочется простого человеческого благословения. Они захотят, чтобы Бог Сам явился им, невзирая на то, чего это будет им стоит или как неловко они могут почувствовать себя. Их слова могут звучать дерзко, они могут поступать резко, но их, в сущности, не будет заботить мнение людей больше, чем мнение Бога. Нельзя не отметить, что Церковь в большинстве своем не слишком расположена к подобным людям.
Одним из первых шагов к истинному пробуждению будет осознание того, что вы находитесь в состояние упадка. Это нелегкая задача, если учесть, что мы постоянно твердим о своем процветании, но нам нужно сказать себе: "Мы находимся в состоянии упадка. И мы переживаем не лучшие времена". Как это ни странно, мы оказываемся в ситуации, подобной той, что была описана в книге "История двух городов" Чарльза Диккенса: "Это было лучшее время, и это было худшее время".
Если и можно назвать этот период лучшим временем с точки зрения экономики, то, если брать Церковь в целом, она уж никак не переживает преуспевание духовное. Сколько времени прошло с тех пор, как ваша тень исцелила кого-нибудь? Сколько времени прошло с тех пор, как одно ваше присутствие в комнате побуждало людей говорить: "Мне нужно примириться с Богом"? Где сегодня будущие Финнеи и Вигглсворты? В их жизни такое случалось.
Вот история одного моего знакомого пастора из Эфиопии. Несколько человек, представлявших коммунистическое правительство страны, неожиданно прервали ход служения, которое он проводил, и заявили: "Мы пришли, чтобы закрыть вашу церковь". Они уже сделали для этого все, что могли, но все безуспешно. В этот день они схватили трехлетнюю дочь пастора и буквально выбросили ее из окна второго этажа на глазах у всех. Коммунисты думали, что так они смогут остановить собрание, но жена пастора спустилась вниз, взяла на руки мертвое тело ребенка и вернулась на свое место в первом ряду. Собрание продолжалось. В результате смирения и верности, проявленных этим пастором, 400 тысяч преданных Богу веруюих смело явились на проводимые им библейские конференции в Эфиопии.
Как-то раз мой отец, один из глав пятидесятнической деноминации в Америке, разговаривал с этим пастором. Он знал, что этот пастор живет у себя в стране в ужасающей бедности. Отец допустил ошибку, желая проявить, как он думал, хоть крупицу сострадания. Он сказал пастору из Эфиопии: "Брат, мы молимся за вас, бедняков".
Тогда этот смиренный человек повернулся к моему отцу и ответил: "Нет, вы не понимаете. Это мы молимся за вас, преуспевающих". Это смутило моего отца, и пастор из Эфиопии объяснил: "Мы молимся за вас, американцев, потому что вам, преуспевающим, труднее жаждать Бога, чем нам, беднякам".
Лучшая уловка, которой пользуется дьявол для того, чтобы лишить Церковь в Америке жизненной силы - сладость преуспевания. Я не против преуспевания, конечно. Добивайтесь успехов, каких вы хотите добиться, но следуйте за Богом, а не за своим преуспеванием. Видите ли, очень легко начать искать Бога, а потом незаметно переключиться на погоню за успехом! (Искать Бога - это наша основная цель и предназначение после спасения. Я не имею в виду, что мы спасаемся своими делами. Спасение - это благодать, пришедшая через совершенное Иисусом Христом на кресте и через Его воскресение. Хотя для большинства читателей это очевидно, я считаю разумным добавить это важное примечание для тех, кто может меня не понять…) Не поступайте так. Следуйте за Богом неотступно.
Что будет, если Бог действительно явит Себя в вашей церкви?
Если Бог действительно явит Свое "лицо" в вашей церкви, я могу уверить вас, что "лоза жаждущих" распространит это известие по вашему городу или области за одну ночь! Еще до того, как вы успеете распахнуть двери на следующее утро, жаждущие придут и будут стоять в очереди за свежим хлебом. Почему же сегодня мы не видим подобного отклика с их стороны? Жаждущие всегда испытывали жажду. Пока хоть самый крошечный ручеек течет через наши служения, мы хотим говорить всему миру: "Здесь течет бурная река Божьего помазания".
К сожалению, чаще всего, когда мы кричим: "Здесь присутствие Божье!" - жаждущие приходят, но все, что они находят - наше лицемерие и обман, спрос, превышающий предложение. Мы притворно выдаем каждую струйку Божьего помазания за могучую реку, но, к сожалению, люди видят у нас только одну реку - потоки слов. Иногда мы даже возводим величественные мосты над руслами высохших рек!
Мы можем надеяться, что страдающие и погибающие прибегут к нашей "реке", но все, что им предстоит обнаружить, - это ручеек, которого хватит лишь на то, чтобы сделать маленький глоточек, глоточек из Божьей чаши. Мы говорим им: "Бог действительно здесь. Стол накрыт", - но каждый раз, когда они верят нашим словам, им приходится соскребать с пола только крохи обещанного им пира. Наше прошлое более могущественно, чем настоящее.
Не имеете, потому что…
Мы подобны разыскивающим на полу крошки, совершенно не похожие на хлебы, которые Бог выпекает в небесных печах. Но не этого Бог ожидает от нас! Он - не Бог недостатка и крох. Он только и ждет того, чтобы начать раздачу нескончаемых хлебов Своего присутствия, неущего жизнь. Наша же проблема была описана апостолом Иаковом много веков тому назад: "…не имеете, потому что не просите" (Иак. 4:2). Это притом, что сквозь столетия до нас доносится голос псалмопевца Давида: "Я… не видал праведника оставленным и потомков его просящими хлеба" (Пс. 36:25).
Мы должны понять: то, что у нас есть, то, где мы находимся, и то, что мы делаем, не идет ни в какое сравнение с тем, что Он хочет делать среди нас и через нас. Молодой Самуил был пророком поколения переходного периода, очень похожего на наше. Библия говорит нам, что в годы молодости Самуила "слово Господне было редко" и "видения были не часты" (см. 1 Цар. 3:1).
Однажды ночью первосвященник Илий пошел спать. Поскольку он был стар, он настолько плохо видел, что не мог почти ничего разглядеть. Часть наших трудностей связана с историей церкви. Она заключается в том, что наше зрение затуманилось, и мы уже не можем видеть все так отчетливо, как бы хотелось. Мы удовлетворяемся нормальным, тусклым состоянием церкви. Мы просто продолжаем что-то делать, включать свет, проходить из одного пыльного помещения в другое, как будто бы Бог все еще говорит с нами. Но когда Он вдруг действительно начинает говорить к нам, мы напоминаем спящих. Когда Он действительно появляется, затуманенные глаза не видят Его. Когда Он действительно движется, мы с неохотой следуем зха Ним, опасаясь, как бы не удариться обо что-то незнакомое в тусклых туманных сумерках. Нам становится страшно, когда Бог "двигает мебель". Поэтому мы говорим нашим молодым Самуилам: "Иди спать. Продолжай делать все такя, как я научил тебя, Самуил. Все в порядке. Пусть все остается, как было".
Но ведь так было не всегда! И меня не устраивает то, что есть сегодня, - я хочу большего! Я не знаю, как вы реагируете на это, но мне каждео пустое место в церкви пронзительно кричит: "Я могло бы быть занято бывшим жителем Моавитских полей! Разве ты не можешь привести человека на это место?" Не знаю, что чувствуете вы, но эти мысли вызывают во мне святое разочарование, божественную неудовлетворенность.
И светильник Божий еще не погас, и Самуил лежал в храме Господнем, где ковчег Божий; Воззвал Господь к Самуилу, и отвечал он: вот я! (1 Цар. 3:3-4)
Светильник Божий едва мерцал и уже был готов потухнуть, но это совсем не бспокоило Илия. (Он всегда жил в состоянии полутьмы). Однако молодой Самуил сказал: "Я что-то слышал". Пришло время нам признать, что светильник Божий едва горит. Да, он все еще горит, но все уже не так, как должно быть. Мы видим, как этот меркнущий светильник бросает пятна света в церкви то там, то здесь, и говорим: "О, это пробуждение!" Это может показаться таковым для тех, кто стоит достаточно близко, чтобы видеть, но как быть с теми, кто находится на расстоянии? А что говорить об остальных, о тех, которые никогда не читали наших журналов, не смотьрели наших передач по телевизору или не слушали последних христианских учений на кассетах? Нам нужно, чтобы свет славы Божьей сиял настолько ярко, чтобы был виден даже на расстоянии. Другими словами, настало время, когда Божья слава, Божий светильник вырвется из-под церковного "сосуда", чтобы залить своим светом наши города! (см. Мф. 5:15).
Я верю, что Бог намеревается высвободить "дух стенорушителя" (см. Мих. 2:13), который пойдет и буквально пробьет небеса, чтобы каждый мог есть и насыщаться за Божьим столом. Перед тем же, как откроются окна небесные, должны разверзнуться источники великой бездны (см. Быт. 7:11). Пришло время церкви хотя бы на минутку забыть нормы благоразумного поведения и пробить небеса, чтобы манна могла падать и питать духовно жаждущих в нашем городе! Пришло время нам пробить окно в небесах и прорваться через него, стеная от голода, чтобы слава Божья начала сиять над нашим гордом. Но мы не можем даже заставить ручеек течь по проходу церкви, не говоря уже о том, чтобы увидеть, как Его слава течет по улицам, потому что на самом деле мы не жаждем. Мы похожи на Лаодикийскую церковь: сытые и довольные.
Отец, я молю тебя о том, чтобы в наших сердцах поселился дух духовного бунта, и чтобы Ты сделал нас воинами поклонения. Я молюсь о том, чтобы мы не останавились, пока не пробьем небеса, пока в небосводе не появится трещина, пока небеса, наконец, не откроются нам, Господь, Ты нужен нашим городам и нашему народу. Ты нужен нам. Мы устали соскребать крошки с пола. Посылай нам Свой горячий хлеб с небес, посылай нам манну Своего присутствия…
Независимо от того, в чем вы нуждаетесь или чего вам не хватает в жизни - то, в чем вы действительно нуждаетесь, - это Он Сам. И чтобы достичь Его, вам нужно вначале Его возжаждать. Я верю, что Бог даст вам эту жажду, потому что она поможет вам войти в обетование полноты во Христе. Иисус говорил: "Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся" (Мф. 5:6).
Если мы окажемся жаждущими, тогда Он сможет сделать нас святыми. Тогда Он сможет соединить части нашей разбитой жизни. Но путь к этому - наша жажда. Поэтому, когда вы ловите себя на том, что ищете крошки на полу в Житницах, вы должны молиться: "Господь, возбуди во мне огненную, бушующую жажду".

ДЕНЬ, КОГДА Я ПОЧТИ НАСТИГ ЕГО.

ДЕНЬ, КОГДА Я ПОЧТИ НАСТИГ ЕГО.

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Томми Тинни

Сколько существует Бог, столько же существуют и те, кто ищет Его. История сохранила много рассказов о них. Мой рассказ - один из многих. Подобные истории можно читать, как атлас автомобильных дорог, ведущих прямо во Святая Святых или к местам, открывающим доступ к Богу.
Ищущие Бога вне временных и культурных ограничений. Они вырастали на любой исторической и духовной почве. Они могли принадлежать любой исторической эпохе… Все, от Авраама, странствующего пастуха, Моисея, усыновленного заики, и до пастушка Давида. Шло время, и появлялись новые имена: мадам Жанна Гийон, Эван Робертс, Уильям Симур со славной улицы Азуза. Они появляются и до сего самого дня. Воистину только история может назвать нам имена всех, ищущих Бога, но они есть всегда. Может быть, вы один из них? Господь только и ждет, чтобы Его страстно взыскал кто-нибудь, кто всегда жаждет Бога больше, чем может познать Его. У ищущих Бога много общего. Во-первых, им не интересно останавливаться на запылившихся истинах, известных каждому. Они ищут свежего ощущения присутствия Всемогущего. Иногда их искания удивляют существующую церковь, но обычно именно они выводят церковь из сухих пустынных мест в места Божьего присутствия. Если вы ищете Бога, вы не будете довольствоваться лишь тем, чтобы идти по его следам. Вы будете идти по ним, пока не настигнете Его.
Разница между Божьей истиной и откровением очень проста. Истина - это место, где Бог побывал. Откровение - это место, где Бог находится сейчас. Истина - это Божьи следы, это Его путь. Но куда он ведет? Он ведет к Нему. Возможно, большинство людей довольствуется тем, что знает, где Бог побывал, но истинные Его искатели не удовлетворены изучением лишь Его путей, Его истин. Они хотят знать Его Самого. Они хотят знать, где Он сейчас и чем Он прямо сейчас занят.
Печально, что сегодня большинство христиан напоминает сыщика, который с лупой в руке изучает места, где побывал Бог. Конечно же, охотник может многое узнать о животном, изучая его следы. Он может понять, в каком направлении оно движется, давно ли оно здесь проходило, его вес и пол, и многое другое. К сожалению, сегодняшняя церковь проводит бесчисленные часы и тратит массу энергии на дебаты о том, где Бог был, сколько Он тогда весил и даже какого Он пола. Для истинно ищущих Бога все это несущественно. Они спешат, бегут быстро, чтобы поспеть по следам истины, пока однажды не войдут в откровение того, где Бог обитает сейчас.
Искатели Бога могли бы заинтересовать некоторые запылившиеся истины. Он может быть даже несколько возбужден, определяя вес КАВОДА, т.е. славы Божьей, следующей за Ним, или размышляя о том, как давно это было. Но в том-то и проблема. Как давно это было? Истинный искатель Бога не довольствуется одними лишь истинами прошлого. Его истина должна быть в настоящем. Искатели Бога не хотят только читать заплесневелые страницы о том, что Бог совершал в прошлом. Они стремятся видеть, что Бог делает сейчас.
Разница между сегодняшними и прошлыми истинами огромна (см. 2 Петра 1:12). Я боюсь, что большая часть того, что Церковь изучает сегодня, - это истины прошлого, и очень немногое из известного нам составляют истины настоящего.
Если хотите представить себе ищущего Бога, представьте повизгивающую, лающую, виляющую хвостом собаку, дрожащую от восторга. Такому человеку достаточно почувствовать, что Бог близко, и вы увидите, что произойдет. Как сказано в Библии, ощутив близость воды, и сухое дерево пускает ветви, как бы вновь посаженное (см. Иов 14:9). Как гончие, идущие по следу, приходят в сильнейшее возбуждение, когда чуют свою добычу, так и ищущие Бога. Их добыча - это Божье присутствие.
Я - ищущий Бога. Вот все, что я могу сказать. Также есть много других, встретивших Бога. Почему бы и вам не присоединиться к обществу ищущих Бога?
Мы просто хотим быть с Ним.
ГЛАВА 1. ДЕНЬ, КОГДА Я ПОЧТИ НАСТИГ ЕГО.
"Моя душа к Тебе льнет" (Пс. 62:9, совр.перевод)
Нам кажется, что мы знаем, где живет Бог.
Мы думаем, что знаем, что Ему нравится, и уверены, что знаем, что Ему не нравится.
Мы так хорошо изучили Божье Слово и Его старые письма любви к церквям, что некоторые из нас заявляют, что все знают о Боге. Но сегодня люди, такие же, как мы с вами, начинают слышать голос, говорящий настойчиво и пронзительно в безмятежной ночной тишине:
"Я не спрашиваю вас, как много вы знаете обо Мне. Я хочу спросить вас: "Действительно ли вы знаете Меня? Действительно ли вы жаждете Меня?"
Я думал, что я знал и жаждал Его. Одно время я думал, что достиг большого успеха в своем служении. Все-таки я проповедовал в некоторых самых больших церквях в Америке. Я принимал участие в международных евангелизационных кампаниях с великими мужами Божьими. Много раз я ездил в Россию и помогал начать много новых церквей. Я многое сделал для Бога… потому что я считал, что делаю то, что должен делать.
Но одним воскресным осенним утром случилось нечто, изменившее всю мою жизнь. Оно поставило под сомнение все мои достижения и подвергло опасности все мои заслуги как служителя. Один из моих старых друзей, пастор церкви в городе Хьюстоне, пригласил меня проповедовать в своей церкви. Каким-то образом я почувствовал, что это может изменить мою судьбу. Еще перед его звонком в моем сердце родилась жажда. Это ощущение не проходило. Гнетущая пустота, несмотря на все мои достижения, усиливалась. Меня страшило чувство неуверенности, как будто я стоял на пороге неизведанного. Когда друг позвонил мне, я вдруг почувствовал, что нас ждет что-то божественное. Откуда нам было знать, что мы приближаемся к божественному предназначению.
Я - исполненный Духа христианин в четвертом поколении. Три предыдущих были глубоко посвящены служению, но я должен быть честен с вами: я охладел к церкви. Я был таким же, как и большинство людей, которых мы каждую неделю старались заманивать на наши служения. Они бы не пришли сами, потому что им тоже надоела церковь. Но с другой стороны, хотя большинство людей, проезжающих мимо наших церквей, живущих поблизости и посещающих их, устало от церкви, как и мы, они так же, как и мы, жаждут Бога.
"Нечто меньшее, чем об этом извещалось"
Нельзя сказать, что они не жаждут Бога, потому что они носят ожерелья из "волшебных" кристаллов на шее, выкладывают круглые суммы, чтобы послушать нескольких гуру, или прибегают к услугам экстрасенсов, собирающих миллиарды долларов в год. Они жаждут услышать то, что еще никогда не слышали, нечто, чего они не слышат в сегодняшней церкви. Можно подвести итог: людям надоела церковь, потому что церковь всегда была чем-то меньшим, чем извещалось о ней в Великой Книге! Люди жаждут связи с высшей силой! И эта жажда по ней гонит их куда угодно, только не в церковь. Они стремятся делами плоти восполнить ту жажду, что гложет их души.
Забавно то, что я, будучи служителем церкви, страдал от той же самой мучительной жажды, что и люди, в жизни которых никогда не было Иисуса Христа! Я просто больше не мог получать удовлетворение от того, что знал нечто об Иисусе. Вы можете знать все о президентах, членах королевских семейств и знаменитостях. Вы можете знать, какие блюда им нравтся, их адреса и семейное положение. Но знание о них еще не предполагает близкого с ними знакомства. Это не означает, что вы знаете их. В нашу эру информации с ее вереницами сплетней, переходящих из уст в уста, из газеты в газету и от человека к человеку, очень легко заполучить факты из жизни человека, не зная его лично.
Не случалось ли вам невольно услышать беседу двух человек, говорящих о последнем бедствии, выпавшем на долю какой-нибудь знаменитости, или же о последнем успехе, бывшем у нее в жизни? Не казалось ли вам, что они знают этого человека, тогда как на самом-то деле они знали о нем лишь отдельные факты! Слишком долго церковь говорила только о делах Божьих. Мы говорим о том, что может и что делает Бог, но мы не говорим с Богом. В этом-то и состоит разница между знанием о ком-либо и знанием самого этого человека. Президенты, члены королевских семейств и знаменитости… Я могу знать многое о них, но в действительности я не знаю их самих. Если бы я когда-либо лично повстречался с ними, они бы должны были познакомиться со мной, потому что простое знание о человеке еще не то же, что близкая дружба.
Недостаточно просто знать о Боге. У нас в церквях полно людей, которые побеждают на библейских викторина, но при этом не знают Его. Я боюсь, что некоторые из нас были увлечены чем угодно или ослеплены чем угодно, от преуспевания до нищеты, и стали таким обществом самоправедников, что наши желания и наши чаяния совершенно не совпадают с желаниями Святого Духа.
Если мы неосмотрительны, мы можем стать людьми настолько заинтересованными в развитии "культа удобства" с удобным для нас пастором, с удобным церковным зданием и удовлетворяющим нас кругом друзей, что совершенно забудем о тысячах неудовлетворенных,
Раненых и умирающих людей, проходящих каждый день мимо нашей удобной церкви! Я ничего не могу с этим поделать, но думаю, что если мы даже не попытаемся достичь их Евангелием Иисуса Христа, тогда Он пролил много крови на Голгофе напрасно. Мысль об этом не дает мне покоя.
Должно было быть что-то большее. Я отчаянно искал встречи с Богом (самой большой близости).
Я вернулся домой после выступления в церкви моего друга в Техасе. В следующую среду, когда я был на кухне, тот пастор снова позвонил мне. Он сказал: "Томми, мы с тобой друзья уже много лет. И я никогда еще не приглашал кого-либо подряд второе воскресенье… Однако не смог бы ты приехать и в следующее воскресенье?" Я согласился. Мы чувствовали, что Бог готовился что-то сделать. Разыскивался сам искатель Бога. Не были ли мы достигаемы Тем, Кого пытались достичь сами? (см. Флп. 3:12).
Это второе воскресное служение было даже более насыщенным. Никто не хотел покидать помещение после его окончания.
"Что делать нам?" - спросил мой друг-пастор.
"Нам нужно провести молитвенное собрание вечером в понедельник, - сказал я, - только не стройте относительно его никаких планов. Давайте проверим духовную жажду людей и посмотрим, что произойдет". На молитвенное собрание в понедельник пришло 400 человек, и все мы искали Божьего лица. И все. Что-то определенно происходило. В медных небесах, нависших над Хьюстоном, образовалась микроскопическая трещина. Объединенная жажда собравшихся людей взывала к посещению свыше.
Я вернулся домой, и в среду пастор снова позвонил мне и сказал: "Томми, ты можешь снова приехать к нам в воскресенье?" Я слушал его слова и слышал его сердце. В действительности ему нужен был не мой приезд. Мы оба жаждали Бога. Он был таким же, как и я, искателем Бога, и мы по пятам гнались за Ним. Его церковь зажгла во мне страсть. Эти люди тоже готовились к погоне. Было ощущение, что мы скоро настигнем Его.
Интересная фраза, не правда ли? Настигнем Его. В сущности, это просто невозможно. Мы не можем настичь Его так же, как восток не может настичь запад: они слишком удалены друг от друга. Это как игра в догонялки с моей дочкой. Часто, когда она возвращается домой из школы, мы играем в эту простую игру, в которую играет множество отцов и детей по всему миру. Когда она приближается и пытается поймать меня, то мне, несмотря на неуклюжую фигуру, совершенно не нужно убегать от нее. Я просто искусно уворачиваюсь, и она не может даже коснуться меня, потому что шестилетний ребенок не может поймать взрослого. Но это в действительности и не является целью игры, потому что уже через несколько минут она, смеясь, говорит: "О, папа!" И в этот самый момент ей удается пленить мое сердце, если не завладеть моим присутствием или телом. И тогда я поворачиваюсь, и уже не она гонится за мной, но я за ней, и я ловлю ее и мы катаемся по траве, обнимая и целуя друг друга. Преследовавший становится преследуемым. Итак, можем ли мы настичь Бога? Нет, конечно, но мы можем пленить Его сердце. Так делал Давид. И если мы пленяем Его сердце, Он поворачивается и достигает нас. В этом-то и состоит прелесть поиска Бога. Вы гонитесь за невозможным, зная, что это возможно.
У этой церкви в Хьюстоне было два воскресных служения. Первое утреннее служение начиналось в 8:30, а второе, следующее за ним, начиналось в 11:00.
Когда я вернулся в Хьюстон в третье воскресенье, то еще в гостинице я чувствовал сильное помазание, присутствие облака Духа, и я буквально плакал и трепетал.
Было трудно дышать
На следующее утро мы вошли в церковь, чтобы служить в 8:30, ожидая что по обыкновению увидим сонных в столь ранний час прихожан. Когда же я направлялся к переднему ряду на свое место, то ощутил такое Божье присутствие, что воздух показался густым. Было трудно дышать.
Музыканты, несомненно, изо всех сил старались продолжить служение: им мешали слезы. Им все труднее было играть. Наконец Божье присутствие опустилось с такой силой, что они больше не могли ни играть, ни петь. Лидер прославления стоял за клавиатурой и всхлипывал.
Если я за всю свою жизнь принял только одно правильное решение, то это было в тот день. Я никогда еще не был так близок тому, чтобы достичь Бога, и я не собирался останавливаться. Поэтому я сказал своей жене Дженни: "Продолжай вести нас к Нему". У Дженни как лидера поклонения и ходатая есть помазание, чтобы приводить людей в Божье присутствие. Она тихо вышла вперед и продолжила вести поклонение и служение господу. В этом не было ничего особенного, все было совершенно естественно. Это был единственный выход в тот момент.
Атмосфера поклонения напомнила мне место из 6-ой главы книги Исайи: нечто, о чем я читал, но даже не смел и подумать, что могу лично пережить такое. Там говорилось о том, как слава Господня наполнила храм. Я никогда не понимал, что значит Господня слава, наполняющая какое-то место. Я ощущал присутствие Божье на разных служениях, ощущал, как Он проходил рядом со мной, но в тот раз в Хьюстоне, даже после того, как все Божье присутствие, которое, по моему мнению, могло уместиться в этом помещении, уже вошло, оно продолжало буквально заполнять это место. Это как шлейф у подвенечного платья: невеста уже вошла в помещение, а шлейф еще тянется за ней с улицы. Несомненно, Бог был там. Его присутствие продолжало наполнять это место до тех пор, пока, как сказано в книге Исайи, Его присутствие не наполнило всего помещения. Временами воздух был таким разреженным, что едва можно было дышать. Казалось, что кислород приходилось хватать маленькими глотками. Приглушенные всхлипывания раздавались по всему залу. И вот в разгар этих событий пастор повернулся ко мне и задал вопрос:
- Томми, ты готов начать служение?
- Пастор, мне немного страшно начинать сейчас, я чувствую, что Бог собирается что-то делать.
Когда я сказал это, по моему лицу потекли слезы. Я не боялся что Бог повергнет меня наземь или что-то плохое случится со мной. Я просто не хотел вмешиваться и огорчать драгоценного присутствия, наполнявшего до краев это помещение! Ибо слишком часто мы, люди, давали Святому Духу право упрвлять собранием лишь до определенной степени. Обычно когда это становится для нас неудобным или просто немного непонятным, мы берем бразды правления в свои руки (Библия называет это "угашением Духа" в Первом послании Фессалоникийцам 5:19). Мы слишком много раз останавливались перед завесой в скинии.
- Я чувствую, что должен прочитать 2-ую Паралипоменон 7:14, и у меня есть слово от Господа, - сказал мой друг-пастор.
Обливаясь слезами, я кивнул и сказал: "Давай".
В жизни мой друг не был экспрессивным. Как правило, он ведет себя сдержанно. Но когда он встал, чтобы подняться на сцену, его явно трясло. В тот момент я остро ощутил, что что-то должно случиться. Я встал и прошел с первого ряда в самый конец помещения и остановился возле кабины звукооператора. Я знал, что Бог собирается что-то делать. Я только не знал, где. Я сидел в первом ряду, и это могло случиться позади меня или сбоку от меня. Я так отчаянно хотел настичь Его, что встал и на виду у всех пошел назад, к кабине звукооператора, чтобы видеть все, что происходит, а в это время пастор поднимался за кафедру. Я даже не думал, что это будет происходить прямо на сцене, но знал, что что-то должно случиться. "Боже, я хочу увидеть то, что Ты собираешься делать, что бы это ни было".
Мой друг-пастор поднялся к прозрачной акриловой (Кафедра была сделана из высокотехнологичной акриловой пластмассы. По словам инженеров, этот материал способен выдерживать давление несколько тонн на квадратный сантиметр.) кафедре на середине сцены, открыл Библию и тихо прочел захватывающее место из 2-ой Палалипоменон 7:14:
И смирится народ Мой, который именуется именем Моим, и будут молиться, и взыщут лица Моего и обратятся от худых путей своих: то услышу с неба, и прощу грехи их, и исцелю землю их.
Затем он закрыл Библию, дрожащими руками взялся за углы кафедры и сказал: "Слово Господа говорит нам: перестаньте искать Его благ, а ищите Его Самого. Мы не должны больше искать Его руки, но искать Его лица".
В тот момент я услышал звук, похожий на удар грома, эхом прокатившийся по всему зданию. Пастор был буквально поднят и отброшен от кафедры приблизительно на 3 метра. Когда он полетел назад, кафедра упала вперед. Красивые цветы, стоящие перед ней, упали на землю, но когда сама кафедра достигла земли, она уже представляла собой две части. Она раскололась на два куска, как будто бы молния ударила в нее! В тот миг ощутимый ужас Божьего присутствия наполнил помещение.
Люди начали плакать и рыдать
Я быстро подошел к микрофону с задних рядов и сказал: "Если вы не осознали всего случившегося, знайте, что это было движение Божьей силы. С пастором все в порядке. (Хотя потребовалось еще два с половиной часа, чтобы он смог хотя бы подняться, и даже потом пришлось нести его. Единственным признаком жизни была дрожащая рука.) С ним все будет хорошо".
Тем временем служители, отвечающие за порядок, быстро выбежали вперед, чтобы проверить, что с пастором, и поднять две половинки расколовшейся кафедры. Однко никто не обратил особого внимания на расколовшуюся кафедру: мы были сосредоточены на разверзшихся небесах. Божье присутствие ударило в это место, как некая бомба. Люди начали рыдать и плакать. Я сказал: "Если вы не там, где должны быть, сейчас самое подходящее время примириться с Богом". Я еще никогда не видел такого призыва к покаянию. То было настоящее столпотворение. Люди устремились к сцене, расталкивая друг друга. Они не хотели ждать, пока освободятся проходы; они карабкались через ряды; бизнесмены срывали с себя галстуки и буквально лезли друг другу на голову. Это было самое дружное покаяние, какое мне когда-либо приходилось видеть. От одного воспоминания об этом у меня мурашки идут по коже. Когда я призвал в то утро людей к покаянию в 8:30, я не имел ни малейшего понятия о том, что это будет первый из семи призывов, прозвучавших в тот день.
Когда пришло время начаться 11-часовому служению, никто не покинул здания. Люди продолжали поклоняться, и хотя не было никакой музыки, поклонение было в самом разгаре, и ничто не могло ему помешать. Взрослые мужчины танцевали, маленькие дети плакали в раскаянии. Одни люди лежали, другие стояли на коленях или на ногах, но все были в Его присутствии. Присутствие Божье было таким ощутимым и сила Его так велика, что люди начали чувствовать острую потребность в крещении. Я наблюдал за тем, как люди входили через дверь покаяния и один за другим переживали славу и Божье присутствие, ведь Он был рядом. Затем они хотели креститься, и я оказался в замешательстве, не зная, что делать. Их пастор все еще лежал на полу без движения. Отдельные люди подходили ко мне и заявляли: "Я должен креститься. Кто-нибудь скажет мне, что делать?" Они присоединились к процессии неспасенных, которые теперь получили спасение. К этому их подтолкнула неожиданная встреча с присутствием Божьим. Проповеди не было, как не было и ни одной песни - только Его Дух.
Прошло два с половиной часа, прежде чем пастору удалось пальцем подозвать к себе старейшин церкви, и служители, отвечающие за порядок, отнесли его в офис. Между тем все эти люди спрашивали меня (или кого-то другого, кого только могли найти), могут ли они принять водное крещение. Поскольку я был гостем в этой церкви, я не хотел брать на себя полномочия повелеть кому-либо крестить этих людей, поэтому я послал нескольких человек в офис к пастору, чтобы они узнали, не даст ли он разрешения на водное крещение.
Мои призывы к покаянию следовали один за другим, и сотни людей выходили вперед. Поскольку все больше людей просили о водном крещении, я заметил, что никто из посланных мною людей не вернулся из пасторского офиса. Наконец я послал старшего помощника пастора, сказав ему: "Пожалуйста, узнайте, какова воля пастора относительно водного крещения - ко мне еще никто не вернулся с ответом". Этот человек пошел и заглянул в дверь пасторского офиса, и к своему изумлению увидел своего пастора, по-прежнему лежащего пред Господом, и каждого из посланных мною также распростертыми на полу, плачущими и кающимися пред Богом. Он мигом вернулся и рассказал мне о том, что видел, при этом добавив: " пойду и спрошу его, но если я войду в офис, я тоже могу не вернуться назад"
Мы часами крестили людей
Я пожал плечами и решил вместе с помощником пастора, что будет правильно начать крещение. Так мы начали крестить людей, зримо запечатлевая их раскаяние пред Господом. И на это нам потребовалось несколько часов. Людей прибывало, и поскольку те, кто был на первом собрании, не хотели уходить, повсюду вокруг здания церкви скопилось множество автомобилей. Все футбольное поле возле здания церкви было заставлено машинами.
Когда люди въезжали на стоянку, они чувствовали Божье присутствие такой силы, что некоторые непроизвольно начинали плакать. Они не видели, куда едут, на асфальт или на траву, не понимая, что с ними происходит. Некоторые выходили из машин и едва могли пройти, шатаясь, через территорию стоянки. Некоторые заходили в помещение и падали на пол, едва успев переступить порог. Державшиеся изо всех сил служители буквально вытаскивали беспомощных людей из дверных проемов и укладывали их вдоль стен, чтобы расчистить место на входе. Другим людям удавалось пройти половину пути до зала, а некоторые доходили только до фойе, где падали в раскаянии ниц.
Некоторым все-таки удавалось дойти и попасть внутрь зала, но большинство даже не искало места. Они сразу шли к алтарю. Не имело значения, какой грех был в их жизни и как далеко они зашли в нем. Все равно вскоре все они начинали плакать и каяться. Никто не проповедовал. Даже не играла музыка. В тот день имело значение только одно: явилось Божье присутствие. Когда такое случается, первое, что вы делаете - то же самое, что сделал Исайя, когда увидел Господа высокого и превознесенного. Он возопил из глубины своей души:
И сказал я: горе мне! Погиб я! Ибо я человек с нечистыми устами, и живу среди народа также с нечистыми устами, - и глаза мои видели Царя, Господа Саваофа. (Ис. 6:5)
Видите ли, в тот миг, когда пророк Исайя, избранный слуга Божий, увидел славу Царя, тогда то, что Он считал чистым и святым, показалось ему испачканной одеждой. В тот момент он размышлял: "Я думал, что я знал Бога, но я не знал Его настолько!" В то воскресенье нам казалось, что мы подошли очень близко, мы почти настигли Его. Теперь я знаю, что это возможно.
Они вернулись за большим
Люди все прибывали, начиная с того необычного служения в 8:30 в то утро. Около 16 часов я пошел, наконец, пообедать, после чего снова вернулся в здание церкви. Многие люди так и не ушли оттуда. Беспрерывное "воскресное утреннее служение" продолжалось до часу ночи. Нам не нужно было объявлять о наших планах на вечер понедельника. Все итак это знали. Откровенно говоря, собрание в понедельник все равно бы состоялось, объяви мы о нем или нет Люди просто разъехались по домам, чтобы немного поспать и сделать неотложные дела, а затем они вернулись за большим. Не за тем, чтобы получить больше от людей и их программ, но чтобы принять от Бога и Его присутствия.
Вечер за вечером мы с пастором приходили в церковь и говорили: "Что мы собираемся сегодня делать?"
В большинстве случаев наш ответ друг другу был также предсказуем: "А что ты хочешь делать?"
Мы имели в виду следующее: "Я не знаю, что делать. А что Он хочет делать?"
Иногда мы просто приходили и пытались овладеть аудиторией, но вопиющая жажда людей привлекала Божье присутствие, и неожиданно Бог овладевал нами! Послушайте, друзья мои, Бога не впечатляет музыка, ваши изысканные колокольни и ваши здания, восхищающие плоть. Его не впечатлит ковровое покрытие в вашей церкви - Он устилает целые поля. Бога не впечатлит ничто из того, что вы можете "сделать" для Него; Его интересует ваш ответ на единственный вопрос: "Жаждете ли вы Меня?"
Разрушь все, что не от Тебя, Господи!
Программы наших церковных служений настолько насыщены, что просто не остается места для Святого Духа. Если мы и позволяем Богу немного говорить к нам в пророчестве, то начинаем нервничать, когда Он пробует нарушить обычный ход собрания. Мы ограничиваем Бога, не позволяем Богу выйти за привычные для нас рамки, боясь, то Он разрушит все. (Это стало моей молитвой: "Господь, сломай все ограничения и разрушь все, что не от Тебя!")
Позвольте задать вам вопрос: "Бывало ли так, чтобы вы пришли в церковь и сказали: мы будем ожидать Господа?" Я думаю, что мы боимся этого, потому что опасаемся, что Он не появится. У меня есть обетование для вас: "…А надеющиеся на Господе обновятся в силе…" (Ис. 40:31). Хотите знать, почему мы слабы как христиане и у нас нет всего, что Бог предназначил? Хотите знать, почему мы живем, не пользуясь своими привилегиями, и у нас нет силы, чтобы победить собственную плоть? Быть может это потому, что мы не ожидали Его, не надеялись, что Он явится, чтобы наполнить нас силой, и мы пытаемся многое делать силами нашей собственной души.
Бог разрушил все в Хьюстоне
Я не стремлюсь к тому, чтобы вы неловко себя чувствовали. Я знаю, что большинство христиан, как и большинство наших лидеров, преисполнены самых благих намерений, но есть нечто гораздо большее. Вы можете настичь Бога - спросите Иакова. И это может нарушить весь ваш привычный уклад жизни! Но вы можете поймать Его. Мы говорили, проповедовали и учили о пробуждении, пока церкви не надоело уже слышать об этом. Этим я занимался всю жизнь: я проповедовал о пробуждении или, по крайней мере, так думал. Затем Бог вырвался из рамок, в которые я вогнал Его, и разрушил все при Своем появлении. Семь дней в неделю в течение четырех или пяти часов сотни людей за вечер выходили к сцене и каялись, и принимали Христа, поклонялись Ему, ожидали Его и молились Ему. То, что происходило в истории, как и в прошлом, так и в настоящем, случилось снова. Затем меня осенило: "Боже, Ты хочешь это делать повсюду". И в течение нескольких месяцев Он продолжал являть Свое присутствие.
Бог возвращается, чтобы снова вступить во владение церковью
Насколько мне известно, только одно может остановить Его. Он не собирается изливать Своего Духа там, где Он не находит духовной жажды. Жажда означает, что вы не удовлетворены существующим положением вещей, потому что это вынуждает вас жить без Бога во всей Его полноте. Он приходи только тогда, когда вы готовы все возложить на Него. Бог возвращается, чтобы снова вступить во владению церковью, но вы должны жаждать перемен.
Он хочет явить Себя среди нас. Он хочет приходить все в большей и большей силе, пока ваша плоть уже не сможет этого выдерживать. Прелесть этого заключается в следующем: неспасенные люди, движимые этой силой, тоже не смогут противиться ей. Это уже начинается. Я видел день, в который грешники сворачивали с автострады и ехали туда, где небеса были открыты. Они с удивленными лицами заезжали на автостоянки, а затем стучались в двери и говорили: "Простите, здесь есть нечто такое… Мне бы хотелось этого".
Что делаем мы?
Разве вы не устали от того, что пытались раздавать евангелизационные трактаты, стучаться в двери и делать нечто подобное. Мы уже долго пытались осуществлять это. Но теперь Он хочет сделать это! Почему бы и вам не разузнать, что делает Он, и не присоединиться к этому? Именно так делал Иисус. Он говорил: "Отец, что Ты делаешь? Я тоже буду делать это" (см. Ин. 5:19 - 20).
Бог хочет ввести в Царство и вашу церковь. Как давно вы испытываете такую жажду по Богу, которая охватила вас настолько, что вам уже безразлично, что люди думают о вас? Я призываю вас прямо сейчас забыть обо всем, что препятствует вам, о всяком мнении о вас, за исключением одного. Что чувствуете вы прямо сейчас, прочтя о том, как Бог наполнил эти церкви? Подавляет ли это вас? Что сжимает ваше сердце? Не чувствуете ли вы пробуждения того, что вы считали давно умершей жаждой? Сколько времени прошло с тех пор, как вы чувствовали то, что чувствуете сегодня? Воспряньте и начните искать Его присутствия. Станьте искателем Бога.
Я не говорю сейчас о волнении во время хвалы и поклонения, как мы называли это. Мы знаем, как правильно подобрать музыку, чтобы пение было восхитительным и аккомпанемент великолепным, чтобы все казалось совершенным. Но я говорю не об этом, и не это вызывает сейчас вашу жажду. Я говорю о жажде по Божьему присутствию.
Позвольте мне небольшую резкость. В глубине своего сердца я знаю, что истина состоит в следующем: церковь так долго была самоправедной и самоудовлетворенной, что это вызывает омерзение у Бога. Он не может даже смотреть на нас в нашем нынешнем состоянии. Точно так же, как мы с вами можем чувствовать раздражение в ресторане или продуктовом магазине, когда видим безобразное поведение чьих-то детей, которым это сходит с рук. Бог такого же мнения о нашей самоправедности. Богу неловко быть рядом с нашей уверенной самоправденостью. Мы не так уж близки к Нему, как думаем.
Что порождает такие мысли?
Покаяние.
В те дни приходит Иоанн Креститель и проповедует в пустыне Иудейской, и говорит: покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное. Ибо он тот, о котором сказал пророк Исайя: "глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Ему. (Мф. 3:1 - 3)
Покаяние готовит путь и делает прямой стезю нашего сердца. Покаяние наполняет всякий дол и понижает всякий холм и гору, как в нашей собственной жизни, так и в жизни церкви. Покаяние готовит нас к Его присутствию. Без покаяния вы, по сути, не сможете жить в Его присутствии. Покаяние дает возможность искать Его присутствия. Оно прокладывает для вас путь, чтобы вам достичь Бога (или для Бога, чтобы Ему достичь вас!). Спросите об этом у Иоанна Крестителя. Когда он проложил путь, Иисус смог прийти по нему.
Загвоздка вот в чем: давно ли вы сказали: "Я буду следовать за Богом"? Давно ли вы отложили все, что когда-либо поглощало вас, и побежали по дороге покаяния в поисках Бога?
Дело не в гордости - дело в моей жажде
Я привык готовить хорошие проповеди, собирать большие аудитории и добиваться великих свершений для Него. Но я не был удовлетворен. Теперь я - ищущий Бога. Ничто больше для меня не имеет значения. Я говорю вам, что как ваш брат во Христе я люблю вас. Но Его я люблю больше. Сейчас меня меньше, чем когда-либо, волнует то, что думают обо мне люди и служители. Я иду за Богом. И дело не в гордости - дело в моей жажде. Когда вы последуете за Богом всем своим сердцем, душой и телом, Он повернется и пойдет навстречу, вы же погибнете для этого мира.
Хорошее - враг лучшего. Я призыва вас и побуждаю вас прямо сейчас, когда вы читаете эти слова, позволить вашему сердцу быть сокрушенным Святым Духом. Настало время для освящения вашей жизни. Перестаньте смотреть на то, на что вы обычно смотрели; перестаньте читать то, что вы обычно читали, если вы предпочитали это Божьему Слову. Он должен быть вашим первым и самым большим желанием.
Если вы удовлетворены и довольны, тогда я оставлю вас в покое, и вы можете прямо сейчас отложить эту книгу. Но если вы жаждете, у меня для вас есть обетование от Господа. Он сказал: "Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся" (Мф. 5:6).
Мы никогда не жаждали
Наша проблема в том, что мы никогда по-настоящему не испытывали жажды. Мы позволяли отдельным явлениям, имеющим отношение к Богу, удовлетворять нашу жизнь и насыщать наш голод. Мы приходили к Богу неделя за неделей, год за годом, чтобы просто позволить ему заполнить в нас маленькие пустоты. Говорю вам, что Богу надоело быть второстепенным в вашей жизни. Ему надоело даже быть на втором месте после программы поместной церкви и церковной жизни!
Все хорошее, что делает ваша поместная церковь: питание неимущих, спасение еще не родившихся детей в женских консультациях, обучение детей в воскресных школах - должно проистекать из Божьего присутствия. Наш главный мотив должен быть таким: мы делаем это, потому что Он делает это и потому что это - желание Его сердца. Но если мы невнимательны, мы можем так увлечься работой для Него, что забудем о Нем Самом.
Вы можете оказаться настолько увлеченными религиозной жизнью, что никогда не станете духовными. Не имеет значения то, как много вы молитесь. (Простите меня за эти слова, но можно быть погибающим, не знающим Бога, но по-прежнему иметь молитвенную жизнь). Меня не волнует, как много вы знаете о Библии или что вам известно о Нем. Я спрашиваю вас: "Знаете ли вы Его?"
Я боюсь, что вы удовлетворили свою жажду по Нему, читая старинные любовные послания к церквям, находящимся в Новом Завете. Они хорошие, святые и необходимые, но так мы никогда не приблизимся к Нему. Мы заглушили жажду по Его присутствию, творя для Него разные дела.
Супруги могут многое делать друг для друга, однако при этом не любить друг друга. Они могут вместе заниматься на курсах для будущих родителей, воспитывать детей, распределять обязанности. Но никогда не смогут насладиться той высшей степенью близости, которой Бог предопределил и предназначил быть в браке(и это относится не только к сексуальным отношениям). Слишком часто мы не достигаем того, что Бог предопределил для нас, поэтому, когда Он внезапно является в Своей силе, мы бываем потрясены. Многие из нас просто не готовы увидеть, как "…края риз Его наполняют весь храм" (Ис. 6:1).
Дух Святой, быть может, уже говорит к вам. Если вы с трудом сдерживаете слезы, тогда позвольте им течь. Я прошу Господа прямо сейчас пробудить в вас ту старую, старую жажду, о которой вы уже почти забыли. Быть может, когда-то давным-давно вы переживали это, но потом вы позволили чему-то другому наполнить вашу жизнь и заменить собой это желание Божьего присутствия.
Во имя Иисуса я сейчас же освобождаю вас от мертвой религии, чтобы в вас заново родилась духовная жажда. Я молюсь, чтобы вы возжелали Бога больше всего остального.
Мне кажется, что я вижу мерцающий огонек. Бог будет "раздувать" его.
Господи, мы просто хотим Твоего присутствия. Мы так жаждем Его.
[IM